Министерство культуры Республики Татарстан

Чистопольский государственный историко-архитектурный и литературный музей-заповедник

Возникли вопросы? Свяжитесь с нами: (84342)5-17-01; 5-11-00

gorodnakame2012@mail.ru

3 Июнь 2020

Комментарии:

0
 Июнь 3, 2020
 0

Чистопольский государственный музей-заповедник продолжает знакомить Вас с интересными людьми, которые оставили значительный след в истории города Чистополя в годы Великой Отечественной войны. Среди них достойное место занимает Воскресенская Цецилия Александровна (1923-2006) – актриса и режиссер, приемная дочь поэта И. Л. Сельвинского. Жила в Чистополе в годы Великой Отечественной войны.

В книге Цецилии Воскресенской «Мои воспоминания» есть интересные строчки: «Пишу…и что-то засосало под ложечкой… Так захотелось посмотреть на этот город, который приютил нас и был ласков к нам в годы войны. У меня перед глазами ровные улицы, маленькие, в основном, одноэтажные домики». А начиналось все так…

1941 год. Эвакуация. «И вот уезжаем.… Расстаемся с родителями. Дальше помню ночи. До Казани мы ехали пять суток. Затем на пароходе добрались до Берсута», — вспоминает Цецилия Александровна.

927716

В детском лагере в Берсуте она была пионервожатой старшего отряда. Разница между ней и ее подопечными была в два – три года. Ей восемнадцать лет, она энергична и отдает всю себя детям. Новые знакомства, новые впечатления. В числе ее подопечных были Тимур Гайдар, Макс Бременер, Конрад Вольф, Наталья Крымова и многие другие. Недели через две прибыл новый пароход, который привез родителей. Как-то вечером, когда Цецилия укладывала детей спать, неожиданно в Берсут приехали ее мама с бабушкой. К концу лета лагерь перевезли в Чистополь. Там был организован интернат Литфонда для самых маленьких и для школьников. В нем она работала официанткой в столовой и занималась общественной работой. Например, с детьми ставила пьесу «Любовь Яровая». Это очень волновало Илью Львовича. Он долго в письмах не мог успокоиться: «Ты закончила десятилетку, знаешь немецкий, неужели не можешь найти себе другого применения своим силам?».

Время от времени она отправлялась на различные работы в колхоз, так как состояла на комсомольском учете в интернате Литфонда. Сажали картошку, капусту, морковь. Поднимали затемно, в четыре утра, и она шла вместе со всеми, полусонная, четыре с лишним километра к своему полю. Никто не отлынивал, хотя работа была для нее, городской девочки, непривычной и очень тяжелой. Осенью пересыпала мешки с пшеницей и учила свою роль в спектакле Л. М. Леонова «Нашествие». Репетировали в течение месяца и днем и ночью в буквальном смысле слова. Часто возвращались домой в 3-4 утра.

В Чистополе она с мамой и бабушкой сначала поселилась в маленькой комнате деревянного дома. Спустя некоторое время переехали вместе с семьей писателя Л. М. Леонова на ул. К. Маркса, 22 в помещение, которое, кажется, раньше было магазином. Цецилия вспоминает интересный случай: «Около печки стоял стол – это была «столовая» Леоновых, слева от двери за занавеской стоял наш стол, кровать, на которой спала мама, и еще была полка для посуды и хлеба. Однажды, придя ночью с работы, я хотела взять кусок хлеба с полки, только протянула за ним руку, а «он» выскочил из-под моей руки. Сослепу, так как я близорука, и в полумраке я приняла мышь за кусок хлеба».

Цецилия вспоминает, как она много работала и училась музыке и английскому языку и потому дома в основном только ночевала. В семь часов утра обычно уходила, днем прибегала обедать и возвращалась уже после спектакля, когда все спали. Английский язык ей преподавала Галина Георгиевна Алперс – жена профессора по истории русского театра Бориса Владимировича Алперса.

Еще Цецилия вязала и давала уроки немецкого языка. В театре она получала 600 рублей, которых, конечно же, не хватало. И всегда мечтала стать актрисой. Однажды Ангелина Осиповна Степанова, увидев ее в гриме и костюме крикнула: «Нельзя такую колоритную фигуру прятать за стойку. Ее надо пустить по сцене». Вместе с лучшей подругой Ниной Фединой занималась со Степановой у нее дома. Работали над отрывком из «Дяди Вани» Чехова. Нина Федина писала: «Моя ближайшая подруга – Цилюша Сельвинская. Она всегда разделяла со мной все радости и горести. Иметь такого друга – великое счастье».

1942 год. Цецилия Александровна вспоминает: «Илья Львович прислал нам стихотворение «Я это видел». Мне предложили его прочесть по радио. Сначала для города, а потом для окрестных сел. Гимн ненависти, как отозвался о стихе писатель П. Павленко, был создан под тягостным впечатлением от Багерова рва. Когда я вышла из радиоузла после чтения и направилась домой, услышала голос Пастернака, который с противоположной стороны дороги поздравлял меня с выступлением. Ему понравилось, как я читала». «Я хорошо разбираюсь в поэзии, — сказал Пастернак, — и могу отличить силу воздействия самого стихотворения от исполнения». Потом она много читала это произведение по госпиталям и на концертах в театре. Илья Львович Сельвинский писал: «За то, что пропагандируешь мое творчество – спасибо. Жаль только, что не обновляешь репертуара…».

1985 год. Мечта сбылась. Воскресенская вместе с группой деятелей литературы и искусства Москвы вновь посетила город Чистополь. Появилось странное ощущение: скрестилась молодость со старостью. 42 года назад Цецилия Александровна покинула город. 42! Вся жизнь…

- Хочется низко поклониться татарской земле и сказать «спасибо»! Мы в долгу перед ней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>