Министерство культуры Республики Татарстан

Чистопольский государственный историко-архитектурный и литературный музей-заповедник

Возникли вопросы? Свяжитесь с нами: (84342)5-17-01; 5-11-00

gorodnakame2012@mail.ru

17 Август 2020

Комментарии:

0
 Август 17, 2020
 0

Продолжаем публикацию фронтовых посланий чистопольцев времён Великой Отечественной войны.

Послание на воинской почтовой открытке «Боевой привет с фронта» отправлено Коноплевым Иваном Егоровичем своей младшей дочери, шестилетней Ниночке.

Коноплев Иван Егорович родился в 1908 году в с. Булдырь. До войны работал счетоводом в колхозе (дер. Березовка Булдырского с/с).  С женой Анной Михайловной воспитывали троих детей: Владимира, Анастасию и Нину. В августе 1941 года был призван в ряды Красной Армии. Служил в 394 стрелковой дивизии 815 стрелкового полка. Погиб 2 февраля 1944 года в с. Ново-Хортица Софиевского р-на Днепропетровской обл. Украинской ССР.

13 ноября 1943 г.

Добрый день, здравствуй, Ниночка! Шлю я тебе свой пламенный привет и несколько раз я тебя целую. Нина, я об тебе очень скучился, ты бы мне хоть прислала карточку, я бы на тебя посмотрел. Ты, наверно, стала большая. Не знай, когда я вас увижу. До свидания, Нина. Твой папаня.

К сожалению, увидеться им не пришлось. Сегодня Нине Ивановне Долговой 85 лет. Из Подмосковья она по возможности приезжает к родственникам в Чистополь. Всю свою жизнь она хранит фронтовое письмо, бережёт его как самую ценную реликвию. А еще память об отце живет в  её детских воспоминаниях:

«Отец держал меня на руках, а я смотрела в небо и удивлялась, восхищалась, любовалась звездами на небе. Еще помню, что он любил петь песни. Сажал меня на край стола, сам садился около меня на пол и мы вместе с ним пели: «… Климу Ворошилову письмо я написал, Клим Ворошилов народный комиссар…». В августе 1941 года отца взяли на фронт, ему было 32 года. Мне было 6 лет, помню, как среди других односельчан я шла за телегой, которая должна была вести отца в городской военкомат. Мы все лето до поздней осени бегали босиком, и у нас не было обуви. Я шла, в каких-то больших «ступнях», и когда отец взял меня на руки, они свалились с моих ног. Он поцеловал меня, поставил на землю и уехал. А мы остались стоять.

 

Я помню, он меня очень любил, он мне с фронта слал отдельные открыточки с любовью и обещанием скоро встретиться. Но он погиб на фронте в феврале 1944 года. Больше мы его не видели. Он писал, что тяжело ранен, осколки совсем рядом с сердцем. Мы получили от него две похоронки. Я это помню хорошо. Мы шли из леса с ягодами, а у нашего дома собрались женщины и выли. Этот безысходный, гнетущий и отчаянный вой проникал в самую душу. Маманя прижимала нас к себе и горько плакала. Сказала: «Вот теперь вы остались моими помощниками». Эта фраза нас так тронула, что мы в раз повзрослели. Через несколько месяцев после первой похоронки от него пришло письмо. Писал, что лежит в госпитале, врач оперировать отказывается, что осколки мучают страшными болями. Это письмо мы получили, когда его уже не было в живых. Когда пришла вторая похоронка, нам не хотелось верить, что это правда. Хотелось верить, что скоро снова придет письмо…».

 Юлия Гаврилова,

научный сотрудник Музея истории города

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>