Министерство культуры Республики Татарстан

Чистопольский государственный историко-архитектурный и литературный музей-заповедник

Возникли вопросы? Свяжитесь с нами: (84342)5-17-01; 5-11-00

gorodnakame2012@mail.ru

8 Декабрь 2020

Комментарии:

0
 Декабрь 8, 2020
 0

Зуфар Фаткудинов – Сократ ХХ века

(Памяти российского мыслителя с татарскими корнями.

К 80-летию со дня рождения)

Год назад ушел из жизни человек международного уровня, признанный личностью планетарного масштаба ХХ века, который еще в 1993 году был провозглашен «человеком года» в номинации «мыслитель» Кембриджским университетом и Американским биографическим институтом. Ему уже при жизни отлили бронзовый бюст (скульптор П. Шапиро), установленный при Итонском университете.

Рисунок1

Для нашего музея (Чистопольский государственный историко-архитектурный и литературный музей-заповедник) он всегда был желанным гостем, общение с которым останется в нашей памяти навсегда.

Зуфар Максумович родился в Костроме 6 ноября 1940 г. Получил юридическое образование в Казани. Работал в прокуратуре г. Костромы помощником прокурора, заведующим сектором и отделом НИИ планирования при Госплане СССР (это после защиты кандидатской диссертации по гражданскому праву). Работа в команде таких деятелей, как председатель Госплана СССР Н.К. Байбаков и его заместитель Н.И. Рыжков, предопределила его дальнейший подъем в правительственных структурах.

До своего перевода в государственные органы СССР, а затем Российской Федерации и Республики Татарстан Зуфар Максумович 13 лет являлся профессором МГУ им. М. Ломоносова. В 41 год он защитил докторскую диссертацию и стал консультантом крупных государственных деятелей СССР и РФ (М.С. Горбачёва, Б.Н. Ельцина, М.Ш. Шаймиева). Фаткудинов принимал активное участие в разработке законопроектов, в том числе Конституции СССР (1977 г.) и Конституции РФ. В 1997 г. президентским Указом ему присвоен ранг Государственного советника II класса.

Но главной «слабостью» Зуфара Максумовича были литературные занятия. Он стал автором более 10 романов и повестей, около 200 научных работ по юриспруденции, почти 4 тысяч афоризмов.

Написанный им в далёкие 1980-е годы детектив «Тайна стоит жизни» переиздавался 17 раз тиражом 2 миллиона экземпляров.

Также из-под пера Фаткудинова вышли популярные детективные произведения: «Кто назовёт убийцу?» (1987), «Военный следователь» (1988), «Кого схватят отрубленные руки», (1989), «Сквозь страх» (1990), «Резидент «Чёрная вдова» (1993), «Десятый мертвец» (1996), «Бегущий от ада, или Господин уголовник» (2013).

Ему как знаковому деятелю эпохи посвящены 2 книги, о нём снят фильм «Российский Шопенгауэр».

Если рассматривать его творчество в контексте краеведческих интересов, то нам любопытна его повесть «Резидент «Чёрная вдова», так как отчасти в ней воспроизведены некоторые события чистопольской действительности. Вот небольшой фрагмент из повести: «Это было в начале осени 1917 года, когда он (агент кайзеровской разведки Герхард Хаген, он же Семён Перинов, он же Кукшуев) потерпел фиаско с вербовкой начальника Чистопольской школы прапорщиков полковника Кузнецова. Сама по себе эта должность, которую занимал этот офицер, значила для германской разведки немного. Но дело в том, что Кузнецова буквально накануне вербовки назначили на солидную должность в Казанский военный округ. И еще не успел появиться приказ о назначении, вернее не успели его довести до сведения самого полковника, как к назначенцу явился агент «Двойник» «с гнусным предложением» (по выражению Кузнецова). Одним словом, пришлось агенту заметать следы, тем более что начальник школы успел сообщить о попытке вербовки его начальнику контрразведки Казанского военного округа полковнику Кузьмину. А следы замел он тем, что наехал на полковника Кузнецова тяжелым тарантасом, на котором восседала разгульная пьяная компания, и — концы в воду. Да еще постарался свалить вину за смерть офицера на одного деревенского паренька (будущего чекиста Измайлова)…». Действительно, подобные события (смерть начальника Чистопольской школы прапорщиков, попытка его вербовки), как говорится, имели место быть на самом деле.

Рисунок2

И всё же, то, что описал автор, в реальности было далеко не так. Это художественное воображение писателя с присущим ему фантазийным допуском для красоты сюжета и убедительности описываемых персонажей. Вообще, в романе «Резидент «Чёрная вдова» основную сюжетную линию ведут чекисты. Что касается персонажа Шамиля Измайлова, направленного по следу кайзеровского агента самой мадам Булич Верой Петровной, являющейся замом председателя Казгубчека, то у него были лишь вторичные функции. А основной интерес у читателя должен сосредоточиться на ключевой фигуре романа Вере Булич-Брауде. Жаль, что автор не довёл (в силу технических причин) до логического завершения настоящую судьбу этого персонажа в своём повествовании о событиях исторической значимости. Ведь Вера Булич имела прямое отношение к Чистополю, ибо здесь, в уезде, находились имения её родителей и дяди Александра Константиновича Булича, начальника Чистопольской земской управы (в будущем организатора и первого директора чистопольского музея), у которых она часто «гостила» в качестве ссыльной по политическим мотивам.

Её отец, Пётр Константинович, приходился внучатым племянником и ректору СПб университета Буличу, и профессору А.М. Бутлерову, учившему его химии, а мать принадлежала к роду Чаадаевых и не менее знаменитому роду Кутузовых.

С юных лет Вера Булич, мало сказать, была непослушной, но и патологически своевольной и неуправляемой. Из казанской гимназии её выставили в 3 классе за анархические наклонности и нежелание посещать уроки Закона Божьего, где, как она утверждала, «поп нёс всякую чепуху». Переубедить её не мог даже авторитетный епископ Андрей Ухтомский, курировавший учебные заведения Казани.

Разумеется, сказалось воспитание в семье учёного-естественника, где к религии относились как к явлению архаичному. Она перешла в Родионовский институт, где начала читать соответствующую литературу и распространять всевозможные антиправительственные прокламации. И даже это ей прощалось – её отправили под надзор родителей и дяди в Чистопольский уезд в имение Кущниково, где, заскучав, вместе с деревенским отребьем она спалила имение своего дяди и имение матери для ровного счёта. И тут же бежала в Уфу, чтобы примкнуть к эсеровскому подполью. Потом ей это отзовётся обвинениями от большевиков, в партию которых она вступила в 1917 году. Позже от «позорного» эсеровского прошлого она «отмывалась» радикально, согласно своему положению: безжалостно истребляла бывших эсеров-сотоварищей, получив от них прозвище «гильотина в юбке». На это у неё был свой довод: «Все, знавшие меня лично, считали меня узкой фанатичкой, возможно, таковой я и была. А это помогало мне уничтожать врагов революции». Кстати, она «обожала» участвовать в расстрелах офицеров и священнослужителей. Её положение достаточно высокое в карательных органах ЧК – она была заместителем областных ЧК в Казани, Томске, Иркутске, Омске, Новосибирске – позволяло полностью реализовать весь палаческий потенциал, которым она откровенно гордилась.

В сущности, ничего человеческого в ней уже не было. Выйдя замуж за большевика Самуила Брауде, она родила дочь (Марину) и шестимесячную оставила родителям, по сути, бросив. Ей впоследствии это отозвалось кармическим образом – освободившись из «Алжира» (Акмолинский лагерь жен изменников Родины) – её дочь категорически отказалась принимать свою мать, заявив, что таковой она никогда не была. Её спас муж Самуил Брауде, ставший известным адвокатом, и он взял её к себе. А до этого она, выполняя свой чекистский долг в звании майора госбезопасности, во время пыточного допроса рукояткой пистолета выбила все зубы подследственному. А тот подлежал освобождению. И Лаврентий Берия вменил ей должностное преступление и отправил на 7 лет в лагерь для перевоспитания.

После освобождения она была уже настолько обезображена базедовой болезнью, что неадекватно реагировала на всё, к тому же потеряла зрение.

В 1951 году для неё снова подступили испытания, вполне заслуженные. Её арестовали, обвинив, что она в 1920-е годы была в эсеровских кругах (хотя выполняла задание самого Ф. Дзержинского по ликвидации Виктора Савинкова), вспомнили дворянское происхождение (дворянства она была законодательно лишена еще в 1914 году и причислена к мещанскому сословию). Грозил ей солидный срок, но смерть Сталина помогла освободиться. В 1956 году её восстановили в партии и в звании майора госбезопасности, а также как доблестного «солдата партии» обеспечили солидной пенсией и всеми сопутствующими привилегиями. Умерла она в 1961 году.

В заключение следует добавить, что её девиантное поведение, скорее всего, было связано с больной психикой, которая требовала постоянного адреналина, экстремы. Отсюда патологический эгоцентризм, отсутствие родственной привязанности к кому-либо, склонность к жестокости. И в условиях разгульного большевизма она нашла свое место. Но печать проклятия вряд ли кто сотрёт. Ещё раз жаль, что автор «Вдовы» не продолжил свой литературный опус, включив туда всю её биографию.

Все его герои являются носителями авторского мироощущения в лучшем смысле этого понятия. З. Фаткудинов – мыслитель особого рода. Реализацию своих философем он производит оригинальным способом – нагружает своих героев под завязку филологическими или историческими парадигмами, порой это приводит в ступор читателя. И это неизбежно вынуждает ответный читательский позитив, т.е. заставляет ментально напрягаться, обязывает читающего быть сопричастным событиям прошлых времен. В этом его значение писателя-неореалиста и новатора сюжетов.

И сам он в жизни был неординарен — тонкий ценитель искусства, классической музыки, почитатель таланта таких выдающихся певцов, как Д. Хворостовский (с которым дружил), Т. Гвердцители, М. Магомаев — Фаткудинов блестяще импровизировал на фортепиано произведения классиков. Его отзывчивость на чужие беды и проблемы не имела границ – помогал стольким, что даже его жена не выдержала такого наплыва просящих и рассталась с ним.

Он ушел в вечность 2 ноября 2019 года. Нам он остался близок не только как ученый-энциклопедист, но ещё и как земляк, на мировоззренческий вектор которого следовало бы ориентироваться в жизненных коллизиях многим. Мир его душе.

Хисамов Р.Х., старший научный сотрудник

Мемориального музея Б. Пастернака

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>