Министерство культуры Республики Татарстан

Чистопольский государственный историко-архитектурный и литературный музей-заповедник

Возникли вопросы? Свяжитесь с нами: (84342)5-17-01; 5-11-00

gorodnakame2012@mail.ru

5 Май 2015

Комментарии:

Off
 Май 5, 2015
 Off

DSC_00351 мая 2015 года, в день весны и труда, в год 70-летия Великой Победы в Чистополе был установлен и открыт памятник труженикам тыла. Он занял достойное место на Аллее Героев, напротив стел с именами погибших в годы Великой Отечественной войны.

Период Великой Отечественной войны занимает особую страницу в истории города. Чистополь, как наиболее крупный и развитый районный центр Татарской Автономной Советской Социалистической Республики, стал важным тыловым городом и центром эвакуации населения и предприятий из центральных областей России. Из Чистополя и Чистопольского района на фронт было призвано почти 18 тысяч человек, 12 тысяч из них не вернулись в родной город. Уже в первый месяц войны город стал принимать эвакуированных, и впоследствии количество жителей г. Чистополя увеличилось в два раза, с 25 тыс. до 50 тыс. человек.

В первые месяцы войны в Чистополь стали поступать предприятия из городов фронтовой полосы:

-Второй Московский часовой завод,

-Киевская прядильно-трикотажная фабрика,

-Гомельская галантерейная фабрика,

-Калачинский судоремонтный завод,

-Сталинградский судоремонтный завод,

-Витебская инструментально-мебельная фабрика.

 

В короткие сроки все предприятия вводились в эксплуатацию, набирали рабочих из числа чистопольцев и эвакуированных. Эвакуированные предприятия прибывали по Казанской железной дороге, водным и воздушным транспортом. Оборудование второго Московского часового завода, размещенное в 170 вагонах, доставлялось в Казань и отправлялось в Чистополь на баржах. Первая баржа прибыла в город 10 ноября 1941 года, после прекращения навигации станки доставляли вплоть до февраля 1942 года, в сорокаградусные морозы, на лошадях по ледовой дороге через Каму. Вместе с оборудованием Московского часового завода прибыли в Чистополь из Москвы 488 специалистов во главе с директором. Тем не менее, рабочих рук не хватало, приходилось набирать сотрудников из местных и эвакуированных жителей. На работу принимались 14 и 15-летние подростки, которые вместе с москвичами занимались монтажом оборудования, заодно обучаясь новым профессиям. Коллектив эвакуированного в Чистополь второго Московского часового завода в годы войны занимался изготовлением танковых часов, запалов для противотанковых гранат. По специальным ведомственным заказам на предприятии были разработаны и внедрены в серийное производство конструкция 60-суточной мины замедленного действия, приборы расхода горючего на самолетах, срочности для торпед, самописцы для гидрометеорологической службы РККА и др.

Чистопольский судоремонтный завод, объединившись с Калачинским и Сталинградским предприятиями, изготавливал ручные гранаты и лодки для установки пулеметов — «речные тачанки», необходимые при форсировании водных рубежей. С 1943 года, в 16 лет, Зоя Матвеевна Слепнева стала работать на чистопольском судоремонтном заводе учеником токаря. Она рассказывала: «Мы, еще дети, по сути, работали по 12 часов, без выходных. Делали детали, зажигалки для фронта, так называемые «баклуши». Жили в неотапливаемом заводском общежитии. Ох, и холодина там стояла зимой. Вода в кружках замерзала. В чем ходили, работали — в том и спали. Мыло была на вес золота. Его выдавали только в бане раз в неделю, а так руки соляркой споласкивали. Вечно голодные, только и мечтали о том, чтобы хлебушка в волю поесть. Ведь в ту пору действовала жесткая карточная система».

В цехах Чистопольского завода автогаражного оборудования изготавливались боеприпасы. Ушедших на фронт рабочих завода автогаражного оборудования также сменили эвакуированные специалисты.

С началом всеобщей мобилизации в Чистополе и районе оставались женщины, старики и дети, которые заменили на производстве и в сельском хозяйстве мужчин. Так, в 1941 году, на чистопольском хлебозаводе остались исключительно женщины. К труду пекарей добавилась также заготовка топлива для печей: специально создаваемые для валки леса женские бригады отправлялись на правый берег Камы, где заготавливались дрова. Елена Николаевна Алексеева пришедшая на хлебозавод в 1941 году вспоминала: «Мы работали по 18 часов в сутки. А работа сплошь ручная, тяжелая. Выматывались настолько, что дойти до дома сил не хватало. Попробуй несколько часов постоять у жарящей печи… Сколько обмороков было. Хлеб печем, а у самих с голодухи живот сводит. Печь растопить да поддержать в ней нужную температуру — одно мучение было. Дров надо много — они не успевали просохнуть. Так сырыми и приходилось топить. Печь протопишь, угли по углам разбросаешь, начинаешь хлеб укладывать. А посадить хлеб в печь — сноровка нужна, без опыта его можно перевернуть. Так за смену через руки по 6-9 тонн проходило»

Сокращенный до минимальных размеров Чистопольский ликероводочный завод, имевший не сокращенный план на 50 тысяч декалитров в месяц, насчитывал в своем составе 54 рабочих, 34 из которых были женщины. В ноябре 1941 г.их также в обязательном порядке привлекали к участию в лесозаготовках.

Определенным подспорьем в деле организации производственных процессов являлась и такая форма работы с гражданами, как надомничество, распространившаяся на предприятиях местной промышленности и в промысловой кооперации. Многие домохозяйки, не имевшие возможности работать непосредственно на рабочем месте (например, имевшие малолетних детей), инвалиды, пожилые люди, которым тяжело было передвигаться и др., выразили желание оказывать помощь, выполняя заказы на дому. В первый же месяц войны заявления с просьбой принять их надомниками подали более 300 человек [4, с. 70]. Эвакуированная в Чистополь в составе Литфонда Ляля Россельс вспоминала: «Папа вообще оставил Москву только 17 октября. Он в Чистополе организовал артель вязальщиц (изделия из местной шерсти) и возглавил ее. Многим женщинам давал работу тем самым спасая их».

Ввиду привлечения мужчин сельской местности на фронт, рабочими предприятий, в систему государственных трудовых резервов, аграрное производство всецело легло на плечи женщин-домохозяек, пожилых колхозников и подростков. Детский труд широко использовался на прополке, сенокосе, молотьбе, уборке урожая и т.д. Учебный год в сельских и городских школах начинался позже в связи с тем, чтобы вовремя завершить сельскохозяйственные работы. В сентябре 1941 года СНК ТАССР специальным постановлением ввел на сельхозработы трудовую повинность для всего трудоспособного населения городов, городских поселков и сельских поселений, включая учащихся. Главное отличие трудовой повинности от государственных централизованных мобилизаций заключалось в сезонном и относительно кратковременном характере этих работ. Как правило, метод повинности применялся на заготовке топлива, торфодобыче, расчистке железных дорог. Подобным же принудительным образом организовывались гужевые работы в период осенне-зимних лесозаготовок, в железнодорожном строительстве и т.д. За отказ от выполнения повинности полагалась уголовная ответственность.

Чистополь организовывал поставку рабочих для строительства железнодорожной ветки Свияжск-Ульяновск, строительства волжского оборонительного рубежа. Воспоминания участника тех событий повествуют: «Работали на возведении пути на нашем участке возле города Буинска в основном репрессированные поволжские немцы, а также мобилизованные по трудовой повинности местные жители: крестьяне, жившие за 30-35 километров от места прокладки дороги, демобилизованные по ранению фронтовики, подростки, пенсионеры, женщины. Жили в палатках, землянках, в чистом поле. Некоторые спали прямо у насыпей и мостов. Работали от темна до темна в любую погоду… Питались скудно, траву с водой варили на костре. Хлеб выдавали очень редко. Промокшую под дождем одежду сушили прямо на теле. Основная техника – кирка, лом, лопата, тачка…». Люди работали в сложнейших условиях. В осеннюю слякоть, в тридцати и сорокаградусные морозы полуодетые, плохо обутые по пятачку ломами отбивали мерзлую землю и готовили противотанковые рвы и огневые точки. Норма выработки составляла 1,6 — 1,7 кубометра грунта на человека при отсутствии необходимых строительных инструментов. Из-за спешки, нерадивости некоторых руководителей предприятий многие мобилизованные оказались без теплой одежды. Плохо обстояло с питанием: не подвозился вовремя хлеб, не хватало воды. Письма участников строительства «Казанского обвода» указывают, что антисанитария, вшивость и болезни являлись нормой. С наступлением холодов отмечались случаи обморожений и смерти.

Жители тылового города имели трудности и с питанием. И без того скудный ассортимент местных магазинов быстро закончился с приездом эвакуированных. Цены на рынке подскочили в несколько раз. Введение карточной системы в 1941 году и разновидность предложения продовольственных товаров, имевшая место в Чистополе, хорошо просматривается в воспоминаниях Ляли Россельс, эвакуированной в Чистополь жительницы Москвы: «Мы, приехав в июле — августе 1941 года, еще увидели докарточные пустоватые продуктовые магазины примерно в том виде, в каком они были до объявления войны (потом они превратились в распределители). Мяса в магазинах и до войны почти не было, если было — одни кости. Самым главным дефицитом являлся сахар, его не «выкидывали» на прилавки годами. Детям был неизвестен вкус сахара, выручал мед. Здешние женщины позднее нам говорили: «Мы сахар увидели в войну, по карточкам. Пусть немного, но дают, великое дело». Мы, москвичи, удивлялись, что есть дети, которые в глаза не видели кусок сахара, чистопольцы удивлялись нашему удивлению, незнанию советской жизни. В войну и мы, эвакуированные, и чистопольцы стали получать по карточкам сахар, простенькие конфеты-бомбошки без бумажек, иногда печенье или вафли на те же «сахарные талоны». Но эти нормы были мизерными, они не восполняли потребностей организма, не утоляли голод, да и впоследствии и эти товары закончились. Оставался только черный хлеб по карточкам, нормы которого также были недостаточны.

Таким образом, изучение эти данных показывает значимость тылового Чистополя в годы Великой Отечественной войны. На благо Победы в провинциальном городе на Каме трудились не только чистопольцы, но и заброшенные войной в город москвичи, ленинградцы, киевляне, сталинградцы и другие советские люди.

Героизм чистопольцев в Великой Отечественной войне увековечен сегодня Аллеей Героев, 16 земляков имеют высокое звание Героев Советского Союза, им установлены на аллее памятные стелы. Их подвиги — лучшая наглядность в деле патриотического воспитания молодежи.

Comments are closed.