Министерство культуры Республики Татарстан

Чистопольский государственный историко-архитектурный и литературный музей-заповедник

Возникли вопросы? Свяжитесь с нами: (84342)5-17-01; 5-11-00

gorodnakame2012@mail.ru

5 Август 2020

Комментарии:

0
 Август 5, 2020
 0

И радостны их выкрики и взвизги,

Их, опьянив, пленил земной режим.

Что им до звёзд? Ведь звёзды только брызги,

Ведь звёздный жар для них недостижим.

Л.Х. Мизандронцев«Звездочёты»

Как простая девушка стала звездочётом

Практика в Крымской Астрофизической Обсерватории. Слева Людмила Трунова,справа маргарита Ивановна.

Практика в Крымской Астрофизической Обсерватории. Слева Людмила Трунова,справа маргарита Ивановна.

Как сохранить память? Память хранится в семейных воспоминаниях, рассказах, альбомах, фотографиях. Многие люди приходят для этого в музей. Для сохранения памяти о своих родственниках, значимых исторических событий. Люди приходят разные: дарители экспонатов, продолжатели славных династий, потомки знатных родов и те, кто хочет сохранить память о человеке, оставившим след в их судьбе. В один из дней в наш музей приехал Александр Науфальевич Ризванов, передавший письма и картину своей матери Маргариты Ивановны Кандалиной.Казалось бы, обыденная история, но как порой необычно и витиевато может сложиться судьба простой чистополки. Письма Льва Харитоновича Мизандронцева, не просто письма, а письменные свидетельства об уникальном человеке, создавшем интеллектуальную среду, одним своим появлением в нашем послевоенном городе.

Мы попросили семью Ризвановых рассказать о том, как на жизнь и судьбу семьи повлиял удивительный человек – Лев Харитонович Мизандронцев

Мизандронцев Лев Харитонович (1901–1981) – поэт, философ,художник. Родился в Астрахани в семье провизора. Окончил Московскийуниверситет им. Ломоносова механико-математический факультет по специальности астрономия. Работал в Москве в издательстве «Московский рабочий». С 1931 г. состоял во Всесоюзном обществе драматических писателей и композиторов. В 1935 году после премьеры его пьесы «Стена плача» был подвергнут аресту, обвинён в «троцкизме». Начались этапы, лагеря. Освободившись в 1947 году, совершенно случайно узнал, что его жена и сын находятся вЧистополе.

Детство Чистопольское

Кандалина (Кибардина) Маргарита Ивановна (1939 г.р.), уроженка города Чистополя, ТАССР. С 1967 г. по настоящее время научный сотрудник Астрономической Обсерватории им. В. П. Энгельгардта КазанскогоПриволжского Федерального Университета (бывший Казанский государственный университет), почетный работник КФУ.

По словам Маргариты Ивановны, её семья проживала в Чистополе на улице Льва Толстого, это угол Льва Толстого и бывшая Володарского, потом она стала улицей Ленина.В двухэтажном доме№ 105 у них была квартирана первом этаже. это квартира, где бывший магазин «Алмаз Холдинг» по адресу, ул. Л.Тостого,137. Папа – Иван Никитич Кандалин был директором школы, потом заведующим РОНО, потом стал директором школы для глухонемых. Мама преподавала биологию,а сначала была учителем младших классов. Они закончили рабочие факультеты в городе Воронеж. «А вообще-то, мои родители из крестьянской семьи» – отмечает Маргарита Ивановна.

Старшая сестра – Тамара Ивановна, окончила педагогическийинститут в Казани, всю жизнь преподавала в Чистопольском педучилище, заслуженный педагог РСФСР. Брат – Владимир Иванович, военный летчик, позжеокончил КАИи стал инженером.

В школе Рита Кандалина, училась средне, «в отличницах не ходила», но хорошо успевала по предмету математика. Вот её воспоминания о тех днях:

«Я училась в школе №3. В начальных классах у нас была замечательная учительница, которая нас не только хорошо учила,но и умело воспитывала. Помню, когда перешли в средние классы, мама пугала меня учителем математики: «У вас будет Жаренов по математике, он такой строгий, будешь там вертеть своей головой – он тебя из класса выгонит и вообще, знать ничего не будешь». В итоге, математику слушала очень внимательно и даже кое-что понимала. Преподаватель встречал нас у входа в школу, мы открывали тетради и показывали, как сделали домашнее задание. Он очень трепетно относился к своему предмету к тому, всё ли мы поняли, в общем, преподаватель по моим воспоминаниям был золотой. Благодаря ему, я стала успевать по математике, даже участвовала в математических олимпиадах. Между темастрономия была у нас уроком веселья.Преподаватель приходил с зонтом – это была у него небесная сфера –зонтраскрывался, поворачивался к классу и из-за зонтаон начинал что-то объяснять.Наверное, это были умные вещи, но мы ничего не понимали и хихикали.

Чистополь мы любили (я и сейчас продолжаю его любить всей душой) все очень сильно, особенно детьми. Любили пору цветения: когда цвела сирень – приделывали букеты сирени к рулю велосипеда, когда цвела черемуха – букеты черемухи. Носились по цветущим улицам города, по парку на улице К.Маркса, прямо посередине улицы (Скарятинский – прим. автора). В Чистополе было два кинотеатра: «Темп» и «Смена». В «Темпе» я одно время работала помощником оформителя».

Любовь к городу Чистополю передалась и сыну Маргариты Ивановны Александру Науфальевичу Ризванову. В 1989 году он окончил фельдшерское отделение Чистопольского медицинского училища.

Мизандронцев в моей судьбе

Обложка сборника

Обложка сборника

Недалеко от дома Риты (Маргариты Ивановны), по улице Л.Толстого проживала семья Мизандронцевых.Как вспоминает Маргарита Ивановна,у Мизандронцевых была комната в доме за старой гостиницей. Лев Харитонович ходил на работу мимо дома Кандалиных. Ребятня играла в скакалки и классики, и он всегда останавливался и вежливо разговаривал.

Возвращаясь к Мизандронцеву. Это был высокий,импозантный человек. Одевался онпросто, но для девочки тогда, казалось,необычно: «Даже обычная кепка на нём, нам казалась необычной. Он её надевал как-то по-особому, чуть-чуть приподнимал. А когда, проходил мимо нас, говорил: «Здравствуйте, молодые люди!». Часто останавливался,задавал какие-нибудь вопросы. Иногда я его немножкопровожала, если завязывался интересный разговор. Как-то Мизандронцев со своей женой Галиной Викторовной, пригласили меня в гости. Это была совершенно изумительная, прекрасная женщина. У неё были огромные, серо-голубые глаза, она была вся седая, с аккуратной прической, одета всегда чисто и прилично. Но, носила одно и то же, потому, что бедность была тогда у всех.

Как я подружилась с Львом Харитоночичем? Мне очень нравилось слушать его рассказы, он великолепно читал стихи, среди которых были его собственные. Я даже специально его подкарауливала и провожала, настолько мне было интересно с этим человеком несмотря огромную разницу в возрасте (мне было десять лет). Наверное, Льву Харитоновичу самому было несколько неожиданно найти в ребенке внимательного слушателя, поэтому он рассказал своей жене о«молодой барышне». Галина Викторовна, супруга Льва Харитоновича, решила меня пригласить в гости, чтобы познакомится поближе. И вот, я в выходном сарафане, который сшила мама, преодолевая смущение, пошла к ним на чай. Лев Харитонович спросил: «Хотите, я почитаю вам свои стихи?» Я говорю: «Да-да, конечно!» Стихи я любила и в то времякак раз увлеклась чтением Пушкина.»

Лев Харитонович Мизандронцев проживал тогда в Чистополе со своей женой Галиной Викторовной. С которой поженились они в 1923 году, а в 1925 году родился сын Фёдор. После ареста и ссылки, вернувшись в 1947 году,он совершенно случайно узнал,что Галина Викторовна и сын находятсяв г. Чистополе. С 1947 года и довыхода на пенсию Лев Харитонович работал художником в ВДПО.

Быт Мизандронцевых

По свидетельствам современников у Мизандронцевых была даже не комната,а комнатушка. Помещалось немного: две кровати, поставленные под прямым углом друг к другу, стоял стол, возле стола три стула, по стенам была развешена одежда– для шифоньера не было места. Другие вещи хранились в деревянных чемоданах, под кроватями, под столом, и конечно, всёостальное было забито книгами.

Маргарита Ивановна так описывала повседневную жизнь этой семьи: «К ним, как ни придешь, Лев Харитонович сидел за столом.Галина Викторовна, напротив Льва Харитоновича, всё время что-то шила. Лев Харитонович либо сочинял какую-то пьесу,либо писал стихи. Много занимался философией,много читал. Но,когда я приходила,всё откладывал и начинал заниматься со мной математикой. Иногда в перерывах Лев Харитонович рассказывал что-нибудьинтересное про астрономию, о космосе».

История с поступлением

После окончания техникума наша героиня уже работала на молокозаводе, тем не менее, зная о талантах девушки, Лев Харитонович настаивал, на поступлении в высшее учебное заведение: «Стал уговаривать меня, даже не уговаривать, а требовать, чтобы я поступала в университет наастрономическое отделение физфака. «Лев Харитонович, какая астрономия? Вы что?» А он на своём: «Попробовать надо! Вы хотя бы узнайте, какие там экзамены сдают?»

Когда стали известны, какие ожидаются вступительные испытания, началась подготовка к экзаменам: «Я купила учебник Моденова с задачами для «поступающих» в МГУ на физмат. А с Галиной Викторовной, мы писали диктанты и учили немецкий язык. В своё время, Галина Викторовна окончила гимназию, поэтому школьный курс по этим предметам он знала неплохо. И вот, я отправилась сдавать экзамены. Приехала в Казань, увидела университет – руки-ноги задрожали, это после нашего Чистополя-то! Университет меня потряс: своим величием, белыми колоннами. Заявления принимали в вестибюле главного здания, когда я туда вошла он меня тоже удивил. Потрясло всё!»

«Когда я поступала, было 11 человек на место» – рассказывает Маргарита Ивановна. В то время в Советском Союзе был бум увлечения космосом и астрономией. Это была целая эпоха – эпоха открытий: запуск первого искусственного спутника Земли,1957 год, полёт Ю.А. Гагарина в космос. И конечно, поступить при таком наплыве абитуриентов было сложно. Маргарита Ивановна просто не верила в свой успех: «На следующий день нужно было узнавать отметки. Вывешивали только«двойки». Это сейчас, все подряд отметки вывешивают, какая есть, а раньше, только «двойки». Если двойка, значит, ты на следующий экзамен не идешь. Пошла с братом. Думаю: «Точно «двойка», там ведь в каждой задаче была изюминка». Володя подходит и говорит: «Слушай,тебя там нет, в списке двоечников». Я удивилась: «Да быть этого не может! А ты, на физфаке смотрел?» Он отвечает: «Да! На физфаке!»

Позже, получив экзаменационный лист, Рита узнала, что пока все экзамены сдает на «отлично».

«Я поступала в двадцать три года. В этом возрасте люди институты заканчивают, а я только поступала». Мизандронцев отлично подготовил свою подопечную. Сказалась требовательность репетитора и сила воли абитуриентки. Методы подготовки у Льва Харитоновича были строгие: «Готовил «пинками»и «кнутом». Нарешаю задачки, а он ругается: «Рита, какая вы невнимательная, так же нельзя!».

Итак, Рита поступила в университет на астрономический факультет. Но и после поступления, Мизандронцев живо интересовался успехами своей ученицы в университете. Приезжая домой на каникулы, новоиспеченная студентка рассказывала про то, что изучала на занятиях.А во время учебы Мизандронцевы писали Рите письма: «В каждом письме была страничка, написанная Галиной Викторовной. У неебыли прямо-таки «весёлые картинки». А Лев Харитоновичприсылал мне свои стихи, часто шутливые; вся комната в общежитии просто обожала, когда приходили письма от Мизандронцевых. «О! Тебе письмо от Льва Харитовича? Давай, скорее читай!» Письма от них были чрезвычайно остроумными, с рисунками карикатурными, все вокруг хохотали. Это было всё совершенно незабываемо».

С моей легкой руки, у Льва Харитоновича стали появляться ученики. Мой племянник, тоже ходил к нему заниматься. В общем, он с молодежью очень много занимался, деньги, конечно, он с них не брал. Хотя, бедность была совершенно страшная. Я иногда со своего молокозавода кое-что приносила,но он меня очень строго упреждал: «Рита, Вы это взяли без спроса?» Я отвечала, что это всё разрешил взять главный инженер. Ну, что я могла принести? Молока, да сливочек.

А какая трагедия была, когда умерла Галина Викторовна! Грустно всё это вспоминать. Льва Харитоновича,после смерти Галины Викторовны, забрал к себе сын, он жил в Астрахани с семьей.

Окружение Мизандронцевых

«Лев Харитонович, тогда в конторе работал, – продолжает Маргарита Ивановна, – по обеспечению противопожарной безопасности. Там частособирались художники, которые занимались чертежами планов противопожарной безопасности.

Мизандронцев прекрасно разбирался в живописи. Оживописи в этой мастерской и говорили. Все эти молодые ребята – художники ходили ко Льву Харитоновичу в гости.

У Мизандронцевых были различные гости. Например, Михаил Скороходов –известный писатель, чьи книги не потеряли значимость и в наши дни, много времени он проводил у Мизандронцевых, когда приезжал в Чистополь. Несколько книг у Миши Скороходова было и о Чистополе.

Лев Харитонович очень радовался, когда к нему приходил сын врача Авдеева – Валерий.А у Авдеевых собиралась вся интеллектуальная (без преувеличения) элита Чистополя».

(Дмитрий Дмитриевич Авдеев (1879–1952)Заслуженный врач ТАССР и РСФСР.В доме врача Авдеева собирались жившие здесь в эвакуации писатели.Самым частым гостем в этом доме был Б.Л.Пастернак,друживший не только с главой семьи, но и с его младшим сыном Валерием Авдеевым –прим. автора).(

Мизандронцев, так же, как и Авдеев в своё время общался со всеми умнейшими людьми города. Библиотекой, правда, особенно не пользовался, хотя и ходил в читальный зал. Обычно, если ему нужно было что-то из книг, просил кого-нибудь принести из дома.

Казалось бы, в провинции, где нет централизованных культурных центров с большими библиотеками,читальными залами, нет театров и выставочных залов, где отсутствует среда для интеллектуальной элиты, для такого высокообразованного и развитого человека, мог возникнуть своеобразный духовный вакуум, интеллектуальный дефицит. Тем не менее, Лев Харитонович всегда был занят делом; писал труд по философии, очень много читал, сам сочинял стихи и прозу.К нему очень часто приходили в гости: интересные, образованные люди. Вывод напрашивается сам собой – Мизандронцевы сами восполняли духовный вакуум Чистополя.

«Приходил Кошелев, главный инженер молокозавода, он был – поэт-любитель. Лев Харитонович слушал его стихи, давал советы. Иногда мы играли в буриме: нужно было подобрать рифмы к словам.

Все его цитаты, были к месту, принадлежали знаменитым людям, поэтам. Он очень любил Гумилева из наших русских поэтов. Часто его цитировал, очень любил Пастернака. Всё это было метко и к месту.

И до сих пор у меня Лев Харитонович и Галина Викторовна стоят перед глазами,это удивительные люди, какие-то чистые. В общем, я о них могу говорить только в превосходной степени. Я иногда перечитываю стихотворения Льва Харитоновича, которые у меня сохранились».

Что значил Чистополь для Льва Харитоновича.

Письмо. Стихи Мезандронцева

Письмо. Стихи Мезандронцева

Как сообщает Маргарита Ивановна – «Многие из эвакуированных жаловались на Чистополь:на грязь, на неустроенность. Ругали город в котором жили. Но у них (Мизандронцевых), такого не было. Мне кажется Мизандронцевы были благодарны Чистополю, его жителям за приют, который они здесь нашли в страшное для себя время.

Я никогда не слышала, чтобы они кого-то ругали или неуважительно отзывались о каком-нибудь человеке. Это были люди добрые. В конторе, где работал Лев Харитонович, все с его слов были блестящие и замечательные. Лев Харитонович часто цитировал охранника конторы, возвращаясь к вопросу о любимых цитатах. Как-то, заговорили на тему «что такое любовь?». Он (охранник) говорит: «Любовь, это когда у неё болит зуб, болит живот, она ничего об этом не говорит, а ты знаешь».

Мизандронцевы никогда не жаловались на жизнь. Поэтому я не осознавала их бедственногоматериальногоположения, в котором они жили. Однажды Галина Викторовна случайно заикнулась, о чём-то таком и до меня дошло – «Господи! У них же денег совсем нет!». А я никогда не думала об этом. Потому что, он (Лев Харитонович) работал, она пенсию получала, но, как я только сейчас понимаю, это были такие гроши, что прожить на них было почти невозможно. Тогдая продала что-то из собранийЧехова за десять рублей. Пришла и под столом, чтобы не дай бог Лев Харитонович не увидел, Галине Викторовне эту десятку просто сунула в ладонь.

Мы попросили Маргариту Ивановну охарактеризовать Льва Харитоновича, одним словом: «Охарактеризовать его, одним словом совершенно невозможно. Он очень разносторонний был, очень умный, интеллигент высшей категории. Прошло много лет, когда я их видела последний раз. Но до сих пор они у меня перед глазами с Галиной Викторовной, сидят на своих стульях. Лев Харитонович что-то вспоминает.

Вспоминал он много о лагерях, и что нибудь такое вспоминал смешное.Хотя, много было грустного, но он не хотел нас отягощать и вспоминал смешное. Он работал в бригаде «слабохилых», была там такая бригада, где люди были совершенно истощенные, им два килограмма-то поднять тяжелобыло. И однажды, послали их бревна перетаскивать. И вот, он рассказывает:«Мы –десять человек, уцепимся за одно бревно, и давай одно бревно полдня перекатывать. Вот как!».

Не слышала никогда ни одного слова о наших политиках. Разговаривали мы: о философии, о поэтах, о любимом Канте. Среди многих он обожал поэта Леконт де Лиля. Он наизусть знал стихи многих авторов и свои цитировал.

Ещё он любил города, а всякие леса, поляны –для него, это был пустой звук. А потом, когда побывал у насв обсерватории, говорит: «Ой! Я оказывается, и леса люблю». Ему очень у нас понравилось».

Как важен в жизни каждого человека наставник, способный вовремя разглядеть талант, научить, направить. Это могут быть учителя, родители, просто люди, живущие рядом. Это тот, кто перевернул наш мир в определенный момент. Таким наставником для многих чистопольцев в своё время стал Л.Х. Мизандронцев. И до сих пор, живут по свету его благодарные ученики. Хотя, учителем в твёрдом понимании этого слова он не был. Характеризовался больше, как философ, поэт, художник.

Несмотря на то, что он писал до конца своей жизни, труды и романы Льва Харитоновича не были изданы. Один из учеников и друзей Мизандронцевых Анвер Шарафутдинов, отдал много сил по сохранению памяти об этих людях. Небольшой сборник «Стихи глубоких раздумий» вышел в 2005 году, благодаря стараниям Анвера Шарафеевича Шарафутдинова. Любой желающий может познакомиться с поэзией Льва Харитоновича в Музее истории города.

Как сказал А.Н. Ризванов, сын Маргариты Кандалиной: «Мы, кто имеет, хотя бы косвенное отношение к памяти о Мизандронцевых, надеемся, что когда-нибудь в одном из музеев Чистополя создадут экспозицию, посвященную этим замечательным людям».

Лидия Досаева научный сотрудник Музея истории города Чистопольского государственного историко-архитектурного и литературного музея-заповедника.

В статье использованы материалы из фондов Чистопольского государственного историко-архитектурного и литературного музея-заповедника и семейного архива Кибардиной Маргариты Ивановны .

  1. Обложка сборника Л.Х. Мизандронцев «Стихи глубоких раздумий»

  2. Фотография 60-е гг. Практика в Крымской Астрофизической Обсерватории. Слева Людмила Турнова, справа Маргарита Ивановна.

  3. Автограф Мизандронцева Л.Х.из письма Рите.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>